vse-zabolevaniya.ru Запись к врачу в Москве
ГлавнаяБолезни психиатрииСуицидология, часть1

Суицидология, часть1


Суицидология, часть2

Общая суицидология

Феномен самоубийства известен с давних времен. Судьба самоубийц во многом переплетается с судьбой душевнобольных.
Сообщения о самоубийствах в древности найдены в Китае, Индий и Японии. Буддизм учил, что весь мир обладает общей душой, которая не требует у человека отчета в его делах, что человеческая душа - это лишь частица мирового духа и после своей смерти сливается с ним.
Поэтому самоубийство в этих странах считалось похвальным. Так, японец, рецшвший лишить себя жизни, произносил о своем предстоящем «подвиге» публичные речи, а толпа друзей окружала его и всячески поощряла это решение, убеждая в: ничтожности жизни. В Индии секта гимнософиетов культивировала равнодушное отношение к жизни, а в кончине человека видела лишь перемену места жительства. Не удивительно, что еще до начала XX в. в Индии существовал обычай самосожжения, леей после смерти мужей. В Египте во времена Марка Антония существовала академия - еинапофименон, члены которой в цорядке очередности заканчивали свою жизнь самоубийством, а на заседание обсуждали и придумывали иовые легкие и «приятные» его способы. В Европе у древних кельтов считалось позорным умереть, в ростели. Предчувствуя смерть, они устраивали пышный и почетный пир, а после.празднества бросались со скал в море.
Несколько иным было отношение к самоубийцам в Римской империи и Греции. Если в Римской империи вопрос о позволительности суицидального акта решал суд, то в Греции суицидентов объявляли преступниками, отсекали им руки и хоронили отдельно. Высказывания древних философов в некоторой степени отражают характер общественного отношения к самоубийцам в то время. Так, Сенека хладнокровно говорил: «Если вам нравится жизнь, то живите, а если надоела, идите туда, откуда пришли». Плиний называл самоубийство «величайшей милостью, которая дана человеку». Он считал, что «человек может лишить себя жизни, когда ему угодно».
В России самоубийц ожидал позорный ритуал осуждения, узаконенный Петром I в воинском уставе: «...Палачу тело самоубийцы отволочь в нечистое место и закопать, а до этого проволочь тело по главным, многолюдным улицам». Дискриминационные меры в отношении суицидентов сохранялись в России до 1917 г., чему в значительной мере, способствовало христианство, строго осуждавшее попытки покушения на собственную жизнь.
Капитализм привел к значительному росту суицидальных случаев. Во всех европейских государствах происходило медленное, но неуклонное возрастание количества самоубийств (Я. Лейбович, 1923). Некоторое снижение числа суицидальных актов отмечалось лишь в годы острых социальных потрясений - войн и революций. Так, в годы первой мировой войны количество суицидальных случаев уменьшилось, по сравнению с довоенным временем, в Японии на 9 %, в Швеции на 7 %, в России на 25-30 %, однако в периоды экономических кризисов эти показатели резко возрастали (Н. А. Башлыков, 1971). Распространение суицидов вызывало озабоченность врачей, педагогов, юристов. В свет вышли работы, носившие преимущественно описательно-статистический характер. В этих работах суицидальные попытки рассматриваются как продукт исключительно болезненной психики, как результат анатомической дегенерации и следствие разрыва социальных, связей личности. Однако организованные научные исследования в области суицидологии в конце XIX и начале XX вв. еще не проводились, не было также специализированных учреждений по оказанию медицинской помощи суицидентам.
Вторая половина XX в. характеризуется резким увеличением количества самоубийств и покушений на собственную жизнь. Эта негативная тенденция особенно заметна в экономически развитых странах.
Так, по данным ВОЗ (1960), в возрастной группе от 15 до 44 лет самоубийство является второй из основных причин смерти в Японии, третьей - в ФРГ, Дании, Швеции и Швейцарии, четвертой - в Канаде, Австралии и США. Около 500 ООО человек во всем мире ежегодно заканчивают жизнь самоубийством (ВОЗ, 1972). В последнее десятилетие резко увеличилась частота суицидальных актов в Польше, США, и Великобритании, высокий показатель самоубийств (от 15 до 40 на 100 000 населения) в европейских странах. По мнению большинства авторов, цифры, характеризующие суицидальную активность населения, в действительности выше официально приводимых: суицидальные попытки часто скрываются самими суицидентами и их близкими, а ряд самоубийств ошибочно квалифицируются и регистрируются как несчастные случаи и убийства.
В нашей стране на длительное время были прекращены научные разработки в области суицидологии, что можно объяснить главным образом проникновением в научную суицидологию идей вульгарного социологизма. Со справедливой критикой порочных социологизаторских представлений о самоубийстве неоднократно выступала А. Г. Амбру мова и другие ученые. В частности, С. Б. Семичов (1970) указывал на неприемлемость взгляда на самоубийство при социализме как на явлеиие, всецело зависимое от тяжелых экономических условий.
Возрождению научного интереса к проблеме самоубийства в значительной мере способствовали научные исследования ряда авторов (П. Е. Бачериков, 1965; Б. А. Целибеев, 1966, и др.). Проведенное Б. Д. Петраковым и Н. А. Башлыковым (1973) углубленное социально-гигиеническое и психопатологическое исследование показало, что такие факторы, как трудные материальные условия или плохие условия труда, не являются в нашей стране причинами самоубийства. Среди причин суицидальных поступков авторы называют злоупотребление алкоголем, нервно-психические расстройства, одиночество отдельных лиц, хронические заболевания, конфликты на работе, религиозное сектанство, низкий уровень культуры и образования, пассивность в общественной жизни. К. А. Баюков и В. В. Фролов (1975) указывают на увеличение числа завершенных самоубийств среди психически больных, а Г. И. Брегман (1970) и Л. Вайчене с соавторами (1975) отмечают высокую занятость коечного фонда некоторых психиатрических больниц лицами, совершившими суицидальные попытки.

Теории самоубийства

Психопатологическая концепция, берущая начало в работах первой половины XIX в., рассматривала самоубийство как продукт болезненно измененной психики, квалифицируя суицидальные проявления как симптом психического заболевания (J. P. Falret, 1822; Ph. Pinel, 1829; J. E. D. Esquirol, 1838). J. E. D. Esquirol, в частности, считал, что только в состоянии безумия человек способен покушаться на собственную жизнь и все самоубийцы - душевнобольные. Аналогичных взглядов придерживались и некоторые русские исследователи (И. Гвоздев, 1885; М. Я. Феноменов, 1914). Крайним выражением биологического направления в суицидологии, игнорировавшим роль ситуационных и личностных факторов в генезе самоубийств, являлась анатомо-антропологическая теория суицида. В соответствии с ней суицид есть следствие анатомической дегенерации, о чем свидетельствует якобы наличие у самоубийц таких признаков вырождения, как преждевременное зарастание черепных костей, вдавления и неровности черепа и образование выпуклостей на его основании (А. И. Крюков, 1925). Ортодоксальным психиатрическим взглядам противостояла социологическая теория самоубийств Дюркгейма (1912), считавшего, что суицидальные мысли появляются прежде всего в результате разрыва интерперсональных связей личности, отчуждения индивидуума от той социальной группы, к которой он принадлежит. Учитывая особенности этого разрыва, Э. Дюркгейм выделял следующие типы суицидов: эгоистический (у лиц, недостаточно интегрированных с социальной группой), альтруистический (полная интеграция с социальной группой) и аномический (реакция личности на тяжелые изменения в социальных порядках, приводящие к нарушению взаимных связей индивидуума и социальной группы). Влияние этой теории заметно прослеживается и в современной концепции, рассматривающей самоубийство как своеобразный «крик о помощи». В работах психоаналитического направления суицид трактуется как следствие нарушения психосексуального развития личности в результате отсутствия важных лиц в решающих стадиях развития, как метод восстановления утраченного объекта любви и воссоединения с ним (А. М. Понизовский, 1981).
Большинство авторов при объяснении механизмов, лежащих в основе суицидального поведения, исходят из классических представлений И. П. Павлова о суициде как следствии кратковременного или длительного торможения рефлекса цели. По И. П. Павлову (1916), рефлекс цели - это «стремление к обладанию раздражающим предметом, понимая и обладание, и предмет в широком смысле слова». Сила этого рефлекса представляет собой относительно стабильную величину, проявляющуюся независимо от смысла и ценности цели. Однако находясь под постоянным влиянием внешних условий, рефлекс цели подвергается широким изменениям: от усиления до почти полного исчезновения. В последнем случае и возникает суицид, так как с угасанием рефлекса цели исчезает и ценность жизни. Несмотря на то что данная концепция сохранила свою актуальность и в настоящее время (В. Н. Крюков и соавт., 1984), дальнейшего развития в научной литературе она не получила.
В соответствии с современными воззрениями, утвердившимися; в суицидологии, самоубийство рассматривается как следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемых ею микроконфликтов. Согласно этой теории, суицид представляет собой один из вариантов поведения человека в экстремальной ситуации, причем суицидогенность ситуации не заключена в ней самой, а определяется личностными особенностями человека, его жизненным опытом, интеллектом, характером и стойкостью интерперсоиальных связей. В условиях предиспозиционной дезадаптации происходит социально-психологическая дезадаптация личности, что проявляется в нарушениях поведения и различных психоэмоциональных сдвигах. При переходе предиспозиционной фазы дезадаптации в суицидальную решающее значение имеет конфликт, который понимают как сосуществование двух или нескольких разнонаправленных тенденций, одна из которых составляет актуальную для личности потребность, другая - преграду на пути ее удовлетворения.
Суицидогенный конфликт может быть вызван реальными причинами (у здоровых лиц), заключаться в дисгармоничной структуре личности и иметь психотический генез. Независимо от характера причин, конфликт всегда имеет для субъекта черты реального и поэтому сопровождается тягостными переживаниями. Конфликтная ситуация, кроме того, подвергается личностной переработке, в процессе которой изыскивается способ разрешения конфликта. При неразрешимости конфликта обычными, приемлемыми, известными способами избирается суицид.
Приведенный краткий обзор наиболее распространенных теорий самоубийства показывает, насколько сложна и далека от однозначной трактовки природа суицидального поведения, формирующегося в одних случаях преимущественно под влиянием психопатологических факторов, в других - средовых, в третьих - индивидуальных. Конкретизация факторов, повышающих вероятность развития суицидальных форм поведения, составляет одну из важнейших задач суицидологии.

Факторы суицидального риска

Диапазон факторов внутренней и внешней среды, повышающих вероятность суицидального поведения, достаточно широк. Так, на попытку самоубийства влияют индивидуальные психологические особенности человека и национальные обычаи, возраст и семейное положение, культурные ценности, уровень алкоголизации населения, время года и т. д. С определенной долей условности известные к настоящему времени факторы суицидального риска можно разделить на социально-демографические, природные, медицинские и индивидуальные.

Социально-демографические факторы

Пол

Установлено, что женщины чаще совершают попытки самоубийства, избирая при этом менее мучительные и болезненные способы, чем мужчины; однако у мужчин суицид чаще носит завершенный характер. Так, соотношение суицидальных, попыток у женщин и мужчин составляет приблизительно 2-3:1, но по количеству суицидальных попыток, самоубийств и актов самоповреждений, взятых вместе, мужчины преобладают над женщинами. В нашей стране существенных различий в уровнях покушений мужчин и женщин не выявлено; в отличие от результатов, полученных зарубежными авторами, напротив, отмечается некоторое увеличение числа суицидальных попыток у мужчин - 1,1 : 1.

Возраст

Суицидальные акты встречаются практически в любой возрастной период жизни. Так, имеются данные о суицидальных попытках у детей 3-6 лет (Г. Боровик, 1967; G. Haider, 1962). В США смертность от самоубийства в возрасте до 10 лет очень низкая, в 10-14 лет-несколько выше, а в 15-19 лет-выше, чем смертность от пневмонии, туберкулеза и полиомиелита. Возраст 20-30 лет является периодом жизни, в котором наблюдается наибольшее число суицидальных попыток, что связано, по мнению Ю. Каннабиха и М. Греблиовского (1934), с предъявлением именно в этом возрасте наиболее высоких требований к адаптационным механизмам личности. Пик завершенных суицидальных актов отмечается среди лиц 45-49 лет, затем число самоубийств несколько снижается, а среди лиц 65-70-летнего возраста повышается. У молодых людей суицидальные попытки имеют, как правило, менее серьезный характер, чем у лиц пожилого возраста, но встречаются чаще.

Место жительства

Количество самоубийств среди городских жителей заметно выше, чем в сельской местности. Выявлена прямо пропорциональная зависимость между плотпостью населения и частотой самоубийств. Установлено, что даже в пределах одного города частота завершенных самоубийств выше в центральной его части, а незавершенных - на окраинах (И. 3. Коваленко, 1926). По современным данным, в нашей стране частота суицидальных случаев в городской и сельской местности примерно одинакова.

Семейное положение

Семейное положение и особенно характер внутрисемейных отношений оказывают значительное влияние на суицидальный риск. Известно, что состоящие в браке реже совершают самоубийства, чем холостые, вдовы и разведенные. Выше суицидальный риск у бездетных, а также живущих отдельно от родственников. Среди суицидентов преобладают лица, воспитывавшиеся в детстве различными родителями, в интернате или же имевшие только одного из родителей. Существенное влияние оказывает также социально-психологический тип семьи. Суицидоопасные состояния, в частности, легче возникают в семьях дезинтегрированных (отсутствие эмоциональной и духовной сплоченности), дисгармоничных (рассогласование целей, потребностей и мотиваций членов семьи), корпоративных (Возложенные обязанности член семьи выполняет лишь при условии такого же отношения к обязанностям других членов семьи), консервативных (неспособность членов семьи сохранить сложившуюся коммуникативную структуру под давлением внешних авторитетов) и закрытых (ограниченное число социальных связей у членов семьи; Л. И. Постовалова, 1981).
Образование. В риске совершения самоубийства определенную роль играет и уровень образования, хотя данные по этому вопросу противоречивы. По данным ряда авторов (Б. Д. Петраков, Н. А. Башлыков, 1973; К. А. Пойш, 1973) и нашим наблюдениям, среди суицидентов преобладают лица с невысоким уровнем образования; другие авторы, напротив, указывают на повышенную суицидоопасиость лиц с высоким уровнем образования (Я. Лейбович, 1923; J. Humphrey, 1971).

Общественно-профессиональное положение

Среди суицидентов преобладают студенты вузов, учащиеся ПТУ, медицинские работники, водители транспорта (мужчины), работники системы бытового обслуживания (женщины) и неквалифицированные рабочие (А. Г. Амбрумова, В. А. Тихоненко, 1980). Авторы подчеркивают, что к дезадаптации и суициду ведет не столько профессиональное положение, сколько фактор «горизонтальной профессиональной мобильности», то есть частая смена места работы и профессии.

Социально-экономические факторы

В периоды войн и революций значительно уменьшается число самоубийств, а во время экономических кризисов увеличивается (Н. А. Башлыков, 1971; R. Fox, 1971; J. A. Humphrey, 1971; N. Pesnik, L. H. Dizmaug, 1971). Так, в Великобритании в годы экономической депрессии 1936-1938 гг. 30 % всех самоубийц составили безработные. По данным ВОЗ (1960), частота самоубийств прямо пропорциональна степени экономического развития страны. В условиях нашей страны ни причины, ни частота самоубийств не имеют прямых связей с такими факторами, как трудное материальное положение, плохие условия труда или социальные конфликты (Б. А. Целибеев, 1966; Т. А. Каганский, 1970; Б. Д. Петраков, Н. А. Башлыков, 1973; К. А. Пойш, 1973). Эти факторы оказываются значимыми в совокупности с другими, отягчающими положение человека.
Природные факторы
В большинстве исследований указывается на увеличение частоты самоубийств весной. По-видимому, данная закономерность не распространяется на лиц, находящихся в условиях изоляции, и больных с тяжелыми соматическими заболеваниями (В. Ф. Коржевская, 1970). Предпринимались попытки установить зависимость частоты самоубийств от дня недели (чаще в понедельник и постепенное снижение к концу недели) и от времени суток (чаще вечером, в начале ночи и ранним утром), но данные в этом отношении противоречивы. Авторы, изучавшие зависимость между географической широтой, фазой Луны, изменением интенсивности земного магнетизма, количеством пятен на Солнце и частотой суицидальных актов, пришли к отрицательным выводам.

Медицинские факторы суицидального риска

Соматическая патология

Острые и хронические соматнчгские заболевания обнаруживают у многих суицидентов, причем на первом месте стоят заболевания органов дыхания, затем пищеварительного тракта, аппарата движения и опоры и травмы (А. Г. Амбрумова, В. А. Тихоненко, 1980). По нашим данным, около 20 % обследованных лиц с суицидальным поведением страдают разнообразными соматическими расстройствами, ограничивающими их социально-профессиональную активность. Незадолго до совершения суицидального акта суициденты часто обращаются к врачам-интернистам (почти 50 % суицидентов).

Церебрально-органическая патология

Под нашим наблюдением находились больные мужчины и женщины молодого возраста. На основании полученных данных можно сделать заключение, что чем острее протекает органическое поражение головного мозга, тем ниже суицидальный риск. По мере хронификацни органического заболевания головного мозга возможно как понижение суицидального риска (при нарастании деменции), так и его повышение (при психопатизации личности). Суицидальный риск сравнительно высок у лиц с остаточными симптомами органического поражения головного мозга, причем в обстоятельствах, которые личностно значимы и представляются непреодолимыми, то есть свидетельствуют об определенной степени несостоятельности личности.
Психическая патология. Душевнобольные совершают самоубийства в 26 (Р. Г. Липанов, 1980)-32-100 раз (А. Г. Амбрумова, В. А. Тихоненко, 1980) чаще, чем психически здоровые лица. Наиболее высокий суицидальный риск отмечается при реактивных депрессиях, неалкогольных токсикоманиях, психопатиях и аффективных психозах.

Индивидуальные факторы суицидального риска

Личностные и характерологические особенности часто играют ведущую роль в формировании суицидального поведения. Однако поиски коррелятивных связей между отдельными чертами личности и готовностью к суицидальному реагированию, как и попытки поиска однозначного «психологического портрета суицидепта», не дали результатов. На наш взгляд, решающими в плане повышения суицидального риска являются не конкретные характеристики личности, а степень целостности структуры личности, «сбалансированности» ее отдельных черт, а также содержание морально-нравственных установок и представлений.
Повышенный риск самоубийства характерен для дисгармоничных личностей, при этом личностная дисгармония может быть вызвана как утрированным развитием отдельных интеллектуальных, эмоциональных и волевых характеристик, так и их недостаточной выраженностью.
Чем больше количественная характеристика тех или иных черт отклоняется от ее срединных значений в общей популяции, тем выше суицидальный риск. Если представить отдельные качества личности в форме континуума «качество едва выражено - качество выражено максимально», то можно сказать, что суицидогенность возрастает в направлении от середины континуума к его полюсам. Поэтому суицидогенной может оказаться практически любая черта личности, но лишь при условии ее общепопуляционной аномальности. По полученным нами данным, повышают суицидальный риск такие противоположные качества личности, как отсутствие целеустремленности и чрезмерная настойчивость в достижении поставленной цели, аффективная неустойчивость и эмоциональная застреваемость, чрезмерная общительность и недостаточная коммуникативность, повышенная и пониженная самооценка. В число личностных характеристик, облегчающих формирование суицидального поведения, следует отнести также аффективную логику, возбудимость, категоричность суждений и умозаключений. Особенности характера находят отражение и в серьезности суицидальных поступков. Так, черты замкнутости и сенситивности мы выявили у 37,9 % лиц молодого возраста, совершивших самоубийство, повышенную возбудимость и взрывчатость - у 35,9%, а среди лиц с суицидальными попытками - соответственно у 26,0 и 60,2 %.
К индивидуальным факторам суицидального риска следует отнести и содержание морально-этических норм, которыми личность руководствуется. Высокая частота суицидальных поступков наблюдается в тех социальных группах, где существующие моральные нормы допускают, оправдывают или поощряют самоубийство при определенных обстоятельствах (суицидальные поступки в молодежной субкультуре как доказательство преданности и мужества, среди определенной категории лиц по мотивам защиты чести, расширенное самоубийство престарелых лиц и больных с хроническими заболеваниями эпидемии самоубийства среди религиозных сектантов и т. п.). Влияние социальных норм и правил, усвоенных личностью в процессе социализации, прослеживается в случаях психотически и непсихотически обусловленных суицидальных актов. По нашим наблюдениям, больные с депрессивно-бредовыми идеями видели в самоубийстве не только способ самонаказания или искупления вины, но и часто последнюю возможность продемонстрировать окружающим непримиримость своей личностной позиции в отношении совершенных якобы ими «преступлений» и «дурных», общественно осуждаемых черт характера. Напротив, при суицидальных попытках, совершаемых в состоянии аффекта лицами без психоза, в большинстве случаев звучат мотивы индивидуалистического плана, отражающие социальную незрелость и морально-этическую неустойчивость. Например, наиболее частым пусковым механизмом являлись обида, гнев, возмущение в ответ на недоверие, законную требовательность, ограничение эгоистических желаний, измену, а также неудовлетворенность притязаний, боязнь ответственности, В этом находит отражение неумение или нежелание считаться с обстоятельствами, необходимость учета интересов окружающих, неспособность к рациональному разрешению конфликтной ситуации и другие особенности личности.
Учение о факторах суицидального риска имеет большое значение для теории и практики суицидологии. Во-первых, достоверно установленная зависимость суицидального поведения от ряда социально-демографических, средовых, медицинских и индивидуальных факторов показывает несостоятельность концепций, сводящих самоубийство к психопатологическому, социальному или личностному факторам. Во-вторых, корреляция суицидального риска с рядом сравнительно устойчивых факторов (пол, возраст, семейное положение и т. п.) показывает существование у здоровых лиц различной готовности к суицидальным формам реагирования. Это открывает возможность выделения среди населения групп с повышенным суицидальным риском и проведения среди них соответствующей профилактической работы.
Некоторые авторы рекомендуют использовать выявленные факторы для индивидуальной диагностики суицидального риска. На наш взгляд, в подобных методиках, построенных на методологии факторного анализа, авторы не всегда учитывают ряд существенных моментов, значительно ухудшающих диагностические возможности предлагаемых способов. Сюда следует отнести в первую очередь практически неразрешимую проблему формализации тонких душевных переживаний человека, его личностных и характерологических особенностей. Даже в тех случаях, когда выявление и формальное описание того или иного фактора риска (такого, например, как «развод в анамнезе») не вызывает особых затруднений, качество диагностики все равно страдает, так как упускаются многие важные в суицидологическом плане детали (причины, мотивы, последствия развода). Необходимо также отметить трудности достижения полного соответствия исследуемого индивидуума критериям выборки, естественную изменчивость информативного веса факторов риска и некоторые другие недостатки.
В связи с изложенным нам представляется необоснованным использовать факторные методы в качестве основных методов индивидуальной суицидологической диагностики. Однако необходимо отметить большие перспективы применения факторов риска для популяционного прогнозирования и профилактики суицидальных случаев.

Новости по теме:

Результаты, которые однозначно порадуют почитателей ароматного кофе, получили американские ученые. Так, сотрудники Гарвардской школы общественного здоровья определили еще одно "за" употребления бодрящего напитка. Оказывается, он способен продлевать жизнь. Ранее мы уже говорили о том, что устоявшееся мнение о том, что кофе крайне
Ученые исследовали природу депрессии, как психического отклонения в поведении человека. Необходимые эксперименты и опыты были проведены на базе Университета штата Иллинойс (Чикаго, США). Сделанное открытие непременно станет шагом вперед к победе над этим нарушением. Итак, в ходе исследований выяснилось, что в депрессивном состоянии
Современный ритм жизни, наша ежедневная загруженность и прогресс в медицине подарили миру возможность не только получить, но и диагностировать такое заболевание, как депрессия. Лечение этой болезни - процесс, как правило, длительный и непростой. Однако в скором времени фактор времени не будет беспокоить пациентов и их врачей. Способств