vse-zabolevaniya.ru Запись к врачу в Москве
ГлавнаяДетские инфекционные болезниЭнтеровирусные инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Энтеровирусные инфекции Коксаки и ЭХО у детей


Энтеровирусные инфекции Коксаки и ЭХО - это острые лихорадочные болезни с очень полиморфной клинической картиной и частым поражением нервной системы.

Исторические данные

Инфекции, обусловленные вирусами Коксаки и ЭХО, изучены недостаточно, хотя они существуют давно, о чем свидетельствует описание вспышек с характерными для них проявлениями. В 1874 г. была описана эпидемическая вспышка миалгий, наблюдавшаяся в 1856 г. в Испании (Finser). Описан ряд вспышек серозного менингита: в Париже в 1910-1913 гг., в Скандинавских странах в 1922-1924 гг., в США. Сравнивая их описания с проявлениями болезней, вызванных вирусами Коксаки и ЭХО, обнаруженными позднее, можно сделать заключение, что они идентичны. Выделение инфекций Коксаки и ЭХО в самостоятельные нозологические единицы стало возможным благвдаря развитию вирусологии.

Этиология энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Вирусы Коксаки впервые выделены из испражнений в 1948 г. Dallolorf и Sickles при обследовании двух больных с явлениями паралитического полиомиелита в г. Коксаки (США). В настоящее время насчитывают 30 серологических типов. На основе патогенного действия на новорожденных мышей вся группа разделена на две подгруппы: А (24 типа) и В (6 типов). Вопрос о патогенности ряда типов подгруппы А неясен; все 6 типов подгруппы В патогенны для человека.
Вирусы ЭХО (Enteric citopathogenic human orphan) выделил впервые в 1951 г. Enders. Вначале их роль в патологии была неясна и они получили название «сироток». В настоящее время известно 30 серологических типов, большинство из них патогенны для человека, в отношении ряда типов этот вопрос не уточнен.

Эпидемиология энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Источником инфекции могут быть вирусоносители и больные. Вирусоносительство широко распространено, о чем свидетельствуют следующие данные:
1) частое выделение энтеровирусов у здоровых детей, особенно раннего возраста,
2) чрезвычайно частое наличие специфических антител к разным типам энтеровирусов у здоровых детей (до 50% и даже более).
У больного в остром периоде заразны выделения верхних дыхательных путей и испражнения (3-4 нед и даже месяц).
Пути передачи инфекции: фекально-оральный и воздушно-капельный. Воздушно-капельный путь передачи инфекции, по мнению М. В. Громашевского, наблюдается в сотни раз чаще. В экспериментах на мышах выявлены возможность трансплацентарной передачи инфекции и отрицательное влияние вирусов на развитие плода (возникновение уродств).
Восприимчивость детей к инфекциям Коксаки и ЭХО высока. Вопрос о врожденном иммунитете неясен. Считается, что дети до 6 мес не болеют, вместе с тем у новорожденных описаны тяжелейшие формы, вызванные вирусами Коксаки В и др. Из практики известно, что восприимчивость наиболее высока в возрасте от 3 до 10 лет, затем она снижается, вероятно, за счет приобретения иммунитета вследствие вирусоносительства и перенесения разных форм инфекции. Вопрос о длительности иммунитета неясен.
Заболеваемость, обусловленная вирусами, высока, клинически выраженные формы наблюдаются преимущественно в странах с умеренным климатом. В 50-х годах этого столетия в Европе были зарегистрированы крупные эпидемии серозного менингита, вызванные энтеровирусами. Обширная эпидемия наблюдалась в Приморском крае в 1958 г. Однако чаще заболевания возникают в виде локальных вспышек и спорадических случаев. Отмечается сезонность, эпидемии обычно возникают летом, реже осенью.

Патогенез и патологическая анатомия энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Патогенез и патологическая анатомия во многом сходны с таковыми при полиомиелите. Входными воротами являются глоточное лимфатическое кольцо, кишечный тракт. Во время инкубационного периода в этих органах, а также в регионарных лимфатических узлах происходит размножение, а затем генерализация вирусов. Вирус проникает в кровь и в разные органы: мышцы, печень, селезенку, поджелудочную железу, меньше в ткань мозга и ликвор; определяется вирус и в сердечной мышце.
Патоморфологические изменения при инфекции ЭХО изучены недостаточно, потому что в эксперименте на животных воспроизвести инфекцию не удается. В пораженных органах возникает отек межуточной ткани, иногда появляются геморрагии, клеточная лимфоцитарная инфильтрация, периваскулярная инфильтрация, дистрофические изменения, некрозы, преимущественно очагового характера.
Подобные изменения описаны в поперечнополосатой мускулатуре, в полушариях большого мозга (при энцефалите), в печени, почках, поджелудочной железе, надпочечниках, селезенке. В легких определяются полнокровие, ателектазы.
Энтеровирусы обладают нейротропностью. Они могут вызывать серозные менингиты, миелиты с парезами и энцефалиты. Выявлены и кардиотропные свойства, более выраженные у вирусов Коксаки В.
Энтеровирусы обладают висцеротропизмом, о чем свидетельствуют поражения паренхиматозных органов - печени, поджелудочной железы; их объединяет склонность к поражению лимфоидной ткани.
Перечисленные особенности являются основными, отличающими их от вирусов ОВРИ, при которых наиболее выражен эпителиотропизм. Вероятно, следствием этих патогенетических особенностей является меньшая частота наслоения микробной инфекции по сравнению с ОВРИ. Исключение представляют энтеровирусные инфекции с поражением зева и дыхательных путей.
Имеются наблюдения, что для отдельных серологических типов вирусов Коксаки и ЭХО характерен тропизм к разным тканям, однако в клинической практике это не подтверждается. Одни и те же типы вызывают разные формы и, наоборот, одинаковые клинические формы могут быть обусловлены разными типами вирусов.

Клиника энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Инфекции, обусловленные вирусами Коксаки и ЭХО, характеризуются исключительным клиническим разнообразием. При возникновении локальной вспышки, обусловленной одним и тем же типом вируса, обычно возникает какая-то определенная форма, но и в этих случаях выявляются другие клинические варианты.
Полиморфизм и недостаточная изученность клинических симптомов крайне затрудняют клиническую систематику и классификацию, она находится еще в стадии разработки. В Советском Союзе клиническая классификация разработана С. Д. Носовым и основана на выделении форм по основному клиническому синдрому.
Инкубационный период колеблется от 1 до 7 дней (чаще 2-4 дня).
Начало заболевания острое. Температура сразу повышается до 38 - 40° С, появляются головная боль, головокружение, слабость, часто наблюдаются рвота, боли в животе, гиперемия лица, инъекция сосудов склер. Язык обычно обложен, имеет место умеренная гиперемия небных дужек, нередко зернистость слизистой оболочки мягкого неба. Часто увеличиваются шейные лимфатические узлы, может возникать полиаденит. Перечисленные симптомы в той или иной степени свойственны почти всем формам, на их фоне развиваются дополнительные изменения, на основе которых и вырисовываются формы, перечисленные в классификации.
В течение болезни нередки повторные температурные волны, как бы свидетельствующие о повторной генерализации вируса, так как они совпадают с новыми локальными изменениями. Течение обычно доброкачественное, длительность лихорадочного периода колеблется от 2-3 до 7-10 дней в зависимости от формы.
В периферической крови в первые дни может наблюдаться умеренный лейкоцитоз, быстро сменяющийся нормоцитозом или лейкопенией. Вначале часто имеется кратковременный умеренный нейтрофилез со сдвигом влево, затем лимфоцитоз; может нарастать количество эозинофилов. СОЭ не изменена или несколько увеличена. Картина крови нормализуется к 10-14-му дню болезни, за исключением СОЭ, нормализация которой запаздывает.
Все перечисленные в классификации формы обычно встречаются спорадически, но бывают эпидемические вспышки, которые охватывают иногда сотни и тысячи детей. Частота отдельных форм варьирует.
Особенно часто возникает серозный менингит; возможно, что более легкие формы, как, например, малая болезнь, не диагностируются.
Герпетическая ангина характеризуется появлением на гиперемированной слизистой оболочке небных дужек, реже язычка, миндалин, мягкого и твердого неба, языка мелких (1-2 мм) папул, быстро превращающихся в пузырьки. Число пузырьков различно - от единичных до 10-20. Они быстро мацерируются, превращаются в афты; при множественном высыпании может формироваться клиническая картина стоматита (вероятно, с участием дополнительной флоры). Указанные изменения развиваются на фоне общих симптомов, перечисленных при описании начала заболевания. Кроме них, у больных могут быть проявления любой другой формы: экзантема, диарея, катаральные изменения и пр. При комплексности изменений обычно нарастает тяжесть и длительность болезни. Следует указать, что вошедшее в обиход название «ангина» не вполне правильное, так как тонзиллита, свойственного ангинам, при этом практически нет. Вероятно, правильнее говорить о герпетическом стоматите.
Эпидемическая миалгия (плевродиния, болезнь Борнхольма). Отличительной особенностью служит появление острых, мучительных болей разной локализации: в мышцах груди, спины, живота, конечностей. Остроту и выраженность болей характеризуют имеющиеся названия этой формы: «чертова схватка», «дьявольская болезнь».
При болях в груди (торакальный вариант) возможно нарушение дыхания (затрудненное поверхностное), в связи с чем и возникло название «плевродиния», хотя поражения плевры при этом нет. Изменения локализуются в мышцах грудной клетки и диафрагмы. При абдоминальном варианте могут возникать симптомы аппендицита, холецистита, панкреатита. Общая продолжительность болезни 2 - 5 дней.
Длительность болезни и тяжесть могут нарастать при сочетании с другими процессами, с серозным менингитом и пр.
Серозный менингит по клинике, по изменениям в ликворе протекает так же, как и серозные менингиты, обусловленные другими вирусами (паротитным, полиомиелитным). Выявление его связи с вирусами Коксаки и ЭХО облегчается при наличии других свойственных им симптомов: миалгии, герпетического высыпания, экзантемы и др. На этом фоне появляются симптомы внутричерепной гипертензии: резкая головная боль, рвота, иногда нарушение сознания, судороги. Очень рано возникают менингеальные симптомы: ригидность затылочных мышц, симптомы Кернига, Брудзинского и др.
При спинномозговой пункции ликвор вытекает под давлением, он прозрачен. Количество белка преимущественно нормальное или слегка понижено, реакция Панди отрицательная или слабоположительная.
Характерно повышение цитоза до нескольких сотен в 1 мм: в самые первые дни он может быть нейтрофильным, но вскоре преобладающими становятся лимфоциты. Иногда из ликвора удается выделить вирус. Изменения в ликворе держатся около 3 нед.
Температура и менингеальные симптомы обычно держатся 3-7 дней, но может быть и двухволновая температура с обострениями изменений в мозговых оболочках. При серозном менингите одновременно могут наблюдаться синдромы, свойственные другим формам.
Полиомиелитоподобная форма проявляется примерно так же, как и полиомиелит. От полиомиелита она отличается более острым возникновением параличей, без предшествующего катарального периода, со значительно меньшей тяжестью и быстрым восстановлением нарушенных функций пораженных мышц. Остаточные изменения в виде стойких параличей, атрофии мышц редки. При этой форме крайне редко возникают и бульбоспинальные поражения. В то же время они протекают тяжело и могут привести к смертельному исходу. Полиомиелитоподобная форма, так же как и все другие, может возникать в сочетании с другими синдромами, свойственными инфекциям Коксаки и ЭХО. Клинически отличить эту форму от полиомиелита крайне трудно.
Энтеровирусная лихорадка (малая болезнь) проявляется кратковременной (I-3 дня) температурной реакцией без видимых локальных поражений. К числу постоянных симптомов относятся головная боль, умеренные боли в животе, мышечные боли. Может наблюдаться гиперемия и зернистость слизистой оболочки зева, умеренное увеличение лимфатических узлов. В некоторых случаях возникает двухволновая температура, иногда последующий субфебрилитет.
Энтеровирусная экзантема возникает часто. Впервые она описана как бостонская лихорадка в связи с возникновением в 1954-1959 гг. в Бостоне 2300 случаев болезни, преимущественно у детей. В последующем подобные вспышки наблюдались во многих странах. При этой форме общие симптомы такие же, как при других формах (повышенная температура, головная боль, мышечные боли и др.), отличается она появлением сыпи (на 1-2-й день болезни) на лице, туловище, конечностях. Сыпь не имеет определенного характера. Она чаще полиморфная пятнистая или пятнисто-папулезная,но может быть скарлатино-, краснухо-, кореподобной, геморрагической. Держится сыпь I-2 дня, на слизистой оболочке полости рта иногда возникает пятнистая энантема, появляется герпетическое высыпание. Эта форма нередко протекает с серозным менингитом.
Энтеритическая (кишечная) форма развивается как самостоятельное заболевание и в комбинации с другими синдромами: миалгией, менингитом, особенно часто с катаральной формой; наблюдается преимущественно у детей раннего возраста. Особенностью этой формы является возникновение на фоне общих изменений (повыЩение температуры, часто рвота и др.) болей в животе и кишечной дисфункции: стул преимущественно от 2 до 7 раз, жидкий, необильный, иногда с примесью слизи. Температурная реакция, общие изменения держатся несколько дней, дисфункция кишечника может затягиваться до 1.5-2 нед.
Катаральная форма занимает большой удельный вес среди всех заболеваний, вызываемых вирусами Коксаки и ЭХО. Катаральные изменения в верхних дыхательных путях наблюдаются часто и при других формах, обусловленных этими вирусами. Для них характерно появление насморка с серозно-слизистыми выделениями, сухого кашля, гиперемии и зернистости слизистой оболочки зева. Так же, как при катарах верхних дыхательных путей, обусловленных респираторными вирусами, часто наблюдаются осложнения в виде пневмонии, возможно, микробной природы. В неосложненных случаях повышенная температура отмечается в среднем 3 дня, катаральные явления - около недели.
Миокардит, энцефаломиокардит новорожденных. Возбудителем являются вирусы Коксаки В. Эта форма протекает тяжело, бурно, с высокой летальностью. Отмечается анорексия, сонливость, нередко рвота; температура может иметь двухволновый характер, но бывает и нормальной. Характерны цианоз, одышка, тахикардия, возможны сердечные шумы, нарушение ритма сердца, увеличение размеров печени, отеки. При поражении центральной нервной системы отмечаются напряжение родничка, судороги. Смерть может наступить в первые же часы от начала болезни. При доброкачественном течении болезнь проходит без остаточных изменений. Коксаки-инфекция у новорожденных может давать и другие клинические формы.
Миокардиты, обусловленные вирусами Коксаки, могут возникать у детей старшего возраста и у взрослых, начинаются они остро, но течение их доброкачественное.
По мере изучения инфекции Коксаки и ЭХО выявляются формы с другими синдромами (кроме перечисленных выше). Можно считать установленным возникновение гепатита, мезаденита, аппендицита, обусловленных этими вирусами.

Диагноз, дифференциальный диагноз энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Клиническая диагностика инфекций Коксаки и ЭХО до настоящего времени несовершенна. Даже при выраженных формах диагноз устанавливают лишь предположительно. Окончательное решение можно принять на основании результатов вирусологического и серовирусологического исследований.
Вирусологически исследуют смывы из носоглотки, испражнения, спинномозговую жидкость; посмертно - ткань головного мозга, органы грудной и брюшной полостей. Серьезную помощь в ранней диагностике может оказать выявление вирусов с помощью иммунофлюоресценции. Наиболее достоверно повышение титров антител во время болезни. Методы те же, что и при ОВРИ. Дифференциальную диагностику при серозных менингитах прежде всего приходится проводить с полиомиелитом, эпидемическим паротитом. При экзантемах возникает необходимость дифференциации с краснухой, иногда со скарлатиной, корью и др.; при кишечной форме приходится дифференцировать с микробными инфекциями; при катаральных формах - с заболеваниями, вызванными вирусами респираторной группы.
Многообразие клинических форм энтеровирусных инфекций вызывает необходимость проводить дифференциальную диагностику с большим количеством соматических, хирургических и других болезней.
Прогноз при инфекциях ЭХО и Коксаки в основном благоприятный, наряду с этим возможны летальные исходы и отдаленные последствия. Смертельные исходы описаны при бульбоспинальных, энцефалитических формах, при миокардитах у новорожденных. Остаточные изменения могут наблюдаться после менингита, энцефалита в виде гипертензии, очаговых поражений центральной нервной системы, после полиомиелитоподобных форм в виде стойких параличей, атрофии мышц.

Лечение энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Специфического лечения нет. Очень важны постельный режим, покой, тепло, особенно в первые дни болезни, ког да развертывается патологический процесс во внутренних органах и пока не выяснено окончательное течение болезни. Специальная диета требуется только при кишечных формах, она строится на тех же принципах, что и при других кишечных инфекциях. Медикаментозное лечение используют при более тяжелых формах. При гипертермии назначают прохладное питье, холод на голову, жаропонижающие (амидопирин по 0,025 -0,15 г на прием). При появлении симптомов внутричерепной гипертензии необходима спинномозговая пункция. При тяжелых формах с выраженной интоксикацией назначают растворы плазмы, плазмозамещающие растворы в виде неокомпенсана, гемодеза и др. (7-10 мл/кг). К этому добавляют диуретические средства в виде маннитола (0,5-1,5 мг) или 5% раствора лазикса. В этих случаях необходимы кортикостероиды (преднизолон 1 -1,5 мг/кг). При сердечнососудистой недостаточности назначают кордиамин, строфантин и др. При подозрении на микробную инфекцию вводят антибиотики, под их защитой проводят лечение кортикостероидами.

Профилактика энтеровирусной инфекции Коксаки и ЭХО у детей

Специфических методов профилактики нет. В очагах инфекции, при особенно неблагоприятной эпидемической - ситуации или среди угрожаемых контингентов детей рекомендуется введение 7-глобулина (0,3 мл/кг).
Общие профилактические мероприятия пока разработаны недостаточно. Важное значение имеет ранняя изоляция больного. Длительность изоляции точно не установлена. Вероятно, наиболее рационально разобщение на 7-10 дней. На группу детей, контактировавших с больными, на 7 дней накладывают карантин.